ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ: ПРОФЕССИОНАЛИЗМ И СТАТИСТИКА
В условиях острой нехватки квалифицированных следователей В Новосибирской области мошенник безнаказанно обогащается с использованием судебной системы     

Проблема качества работы оперативно-следственного аппарата по делам экономической направленности, на наш взгляд, связана с недостаточной профессиональной подготовкой сотрудников правоохранительных органов.

Правоохранительная система комплектуется, как принято говорить, «подходящими» сотрудниками, соответствующими формальным критериям: наличие высшего юридического образования, отсутствие судимости, психическое здоровье. В результате, решения о виновности/невиновности по сложным делам принимаются чиновниками от правоохранительной системы, не знающими специфики отраслей предпринимательской деятельности, не способными разобраться в сложном правовом регулировании, а главное, нежелающими углубляться в новую для них систему правоотношений.

По этим же причинам многие граждане не могут получить доступ к правосудию, поскольку доследственные проверки их заявлений о возбуждении уголовного дела экономической направленности проводятся весьма непрофессионально и, как правило, в возбуждении уголовного дела отказывается. Кстати, это является одним из способов «улучшить» статистику преступности.

Например, в своем Отчете перед депутатами Законодательного собрания Новосибирской области 23 марта 2017 года начальник ГУ МВД России по Новосибирской области рапортовал об улучшении в 2016г. криминальной обстановки на территории субъекта (https://54.xn--b1aew.xn--p1ai/document/9727736).

Вот некоторые цифры из Отчета:

В территориальные органы внутренних дел поступило более 528 тыс. заявлений и сообщений о преступлениях и происшествиях (528905; -3,2%).

Зарегистрировано   более 45-ти тыс. преступлений (45201; -15,2%; -8071).

Две трети (66%) всех зарегистрированных преступлений составили противоправные деяния против собственности (30022).

В сфере экономики органами внутренних дел выявлено почти 2 тысячи преступлений.

Установлено 481 (+5,7%) преступное деяние, совершенное в крупном или особо крупном размере и 87 (+58,1%), совершенных группой лиц по предварительному сговору или организованной преступной группой.

Уровень преступности в регионев расчете на 100 тысяч населения снизился на 303 пунктаи составил 1636 преступлений, что является одним из самых низких показателей по Сибирскому федеральному округу (СФО: 1977,7; наименьший – Омская область: 1483,6; наибольший – Республика Тыва: 3457,8; по России: 1474,0).

На четверть меньше совершено тяжких и особо тяжких преступлений (9718; -3371 или -25,8%), в том числе умышленных причинений тяжкого вреда здоровью (601; -203 или -25,2%).

Также отмечено, что основное внимание уделялось контролю за оперативной обстановкой, недопущению совершения резонансных преступных проявлений.

Но вот вопрос: какие факторы повлияли на улучшение криминогенной обстановки в Новосибирской области?

Улучшилась профилактика преступлений    (это к тезису о недопущении совершения резонансных преступных проявлений) или повысилась сознательность населения? Так к этому предпосылок пока не наблюдается.

А может быть, какие-то преступления сотрудники ОВД в упор не видят (это к соотношению количества сообщений о совершенных преступлениях (528 тыс.)к количеству зарегистрированных преступлений (45 тыс.))?

Цифры демонстрируют, что сообщений о преступлениях почти в 12 раз больше, чем зарегистрированных преступлений и, соответственно, расследовано. Это значит, что  полиция не усмотрела в сообщении о преступлении состава преступления и в возбуждении уголовного дела отказала.

Если принять во внимание наш последний довод, то тезис руководителя правоохранительной системы области о снижении уровня преступности на 303 пункта, то есть на 1 636 преступлений, мягко говоря, не кажется убедительным.

В пользу нашего довода приведем пример, без преувеличения сказать, уклоненияправоохранительной системы (именно системы) от рассмотрения дела по заявлению потерпевшего Смирнова о совершенном в отношении  него хищении денежных средств путем мошенничества, совершенного в особо крупном размере.

Если очень коротко: суд взыскал в пользу мошенника крупную сумму не с лица, которое фактически получило товар и распорядилось им, а с лица, которое познакомило мошенника и получателя товара.

Подробнее: Я. занял у Смирнова 100 тыс. руб., не отдал; предложил возвратить долг следующим образом: Смирнов находит способ сбыть имеющийся у Я. товар, а из вырученных от продажи товара денег возвращается долг. В этих целях Смирнов познакомил Я. с алтайским предпринимателем Н., который согласился сбыть товар через свои торговые сети.

Н. направил в Новосибирск за товаром водителя Коробейникова, которому выдал доверенность. В Новосибирске Коробейников на складе в Октябрьском районе без пересчета и осмотра получил товары (женскую, мужскую, детскую одежду), подписал отгрузочный документ о получении у Я. товара на сумму около 6 млн. руб., перевез товар на склад в Алтайском крае, передал его Н. Из-за неликвидности Н. сбыть товар не смог: вместо 6 млн. руб. удалось выручить только 7 тыс. руб.  Я. от возврата товара уклонился.

В результате Н. безвозмездно передал товар в гуманитарную организацию.

Я. скрыл от Смирнова факт подписания Коробейниковым отгрузочного документа и попросил Смирнова расписаться в  отгрузочных документах, в которых указан товар того же ассортимента, количества, по той же цене. Необходимость подписания Смирновым документов Я. объяснил тем, чтобы нужно обезопасить товар от претензий со стороны сотрудников полиции при перевозке товара из одного региона в другой. Смирнов, зная Я. несколько лет, находясь с ним в дружеских отношениях, не увидел в его словах подвоха и расписался в якобы получении у Я. товара.

Далее Я. взыскал со Смирнова в Кировском суде г. Новосибирска всю стоимость якобы полученного товара.  Какие могут быть претензии к решению суда, если истец Я. представил письменное доказательство получения Смирновым товара и отсутствие расчета? Ведь суд по правилам гражданского судопроизводства в подтверждение сделки принимает только допустимые, то есть письменные, доказательства.

С даты вступления решения суда по гражданскому делу в силу состав хищения считается оконченным. Сейчас из пенсии Смирнова на основании исполнительного листа в пользу Я. удерживаются деньги за товар.

25.05.2015г. Смирнов обратился в  отдел полиции №8 «Кировский» с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении Я. (КУСП №19038) по ч. 4 ст. 159 УК РФ (тяжкое преступление).

Реакция была ожидаемой – отказ в возбуждении уголовного дела.

Но Смирнов на этом не остановился и обжаловал постановление в прокуратуру Кировского района, где его естественно отменили и материалы направили на дополнительную проверку (номер отказного материала 3886), и снова отказ.

Далее началось то, что можно назвать эффектом качелей (волокитой): полиция отказывает в возбуждении уголовного дела, прокурор отменяет отказные постановления и снова направляет на доп. проверку и все сначала. Причина волокиты: прокурор не дает указаний о проведении конкретных проверочных мероприятий, а ссылается на проведение «необходимых» мероприятий, закрывает глаза на то, что по сути никаких дополнительных доказательств в ходе доп. проверки не собрано, что проверка вместо предусмотренных законом (ст. 144 УПК РФ) трех дней длится много месяцев, не требует от органа дознания устранения нарушений федерального закона.

К сожалению, этот уважаемый надзорный орган часто работает на процесс, а не на результат.

Если потерпевший не вмешается в этот процесс, то «качели» рано или поздно остановятся: прокурор прекратит отменять отказные постановления, и материалы окажутся в архиве полиции. Судя по приведенной статистике, большинство заявителей, обратившихся в полицию, отчаялись искать правду.

Мы с убеждением можем констатировать, что даже если потерпевший не сложил руки и действует грамотно, настойчиво и задействует все законныерычаги давления на правоохранительную систему, еще не факт, что ему удастся добиться цели.

Смирнов нашел еще несколько потерпевших от мошенничества Я.: Кабайкина, Семенова, ООО «ЛЕНА плюс» в Советском районе, Мешкова – в Октябрьском, Евдокимова – в Ленинском. Причем по заявлению Мешкова в отношении Я. в СО Октябрьского района СУ СК по НСО было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества на сумму 50 млн. руб.!!! Это дело «расследовали», почти все следователи этого отдела и даже руководитель, количество прекращений уголовного дела - около 10.

Во всех эпизодах Я. применял стандартную схему: под влиянием обмана потерпевшие составляли долговой документ для якобы «решения» их личных проблем, а затем Я. обращался с этим документом в суд и взыскивал с них деньги. Суммы взысканий были очень большими и сразу с «должников» их взыскать было невозможно. Поэтому Я. взыскивал с них еще и проценты за пользование деньгами. Мешков, например, сейчас должен более 60 млн. руб.

Потерпевшие объединились и стали обращаться в разные инстанции с коллективными жалобами: к руководству УМВД по г. Новосибирску, ГУВД по Новосибирской области, в СК, в городскую,  областную прокуратуру. Просили (в зависимости от компетенции) соединить их материалы с уголовным делом Мешкова, провести доследственную проверку силами одного органа дознания или следствия и возбудить уголовное дело, жаловались на некачественно проведенные отделами полиции доследственные проверки. Обращались в каждый из органов по нескольку раз, с учетом того, что получали новые и новые отказы в возбуждении уголовных дел.

Обращались также к депутату Гос.Думы от КПРФ, в Комиссию по взаимодействию с правоохранительными органами и противодействию коррупции ЗакСобрания Новосибирской области, в Общественный совет при  ГУВД по НСО.

Естественно, все жалобы были мотивированными, подтверждались документами. Казалось бы, есть все предусмотренные законом основания для удовлетворения жалоб: преступление совершило одно лицо, схожая объективная сторона преступлений (выработанный криминальный почерк), имеется единая доказательственная база.

Не помогло…

Реакция системы:

-УМВД по г. Новосибирску, ГУ МВД по Новосибирской области: нарушений законодательства не допущено, оснований для соединения материалов нет, в отделах полиции проводятся дополнительные проверки.

Нельзя не процитировать фразу заместителя начальника Следственного управления УМВД по г. Новосибирску Ю.Н. Кузнецова:  «в настоящее время в материалах уголовно-процессуальных проверок отсутствуют достаточные данные, указывающие на признаки преступления, предусмотренные ст. 159 УК РФ в действиях Я., в связи с чем решить вопрос о возбуждении уголовных дел по заявлениям Евдокимова, Смирнова, Кабайкина, Семенова в настоящее время не представляется возможным».

Никто из руководителей следственных подразделений не потрудился дать обязательные для следователей указания, какие конкретно собрать доказательства, достаточные для возбуждения уголовных дел!!! Это к слову о плохо организованной контрольно – методической работе вышестоящих следственных подразделений.

-прокуратуры (в зависимости от компетенции): оснований для совместной проверки нет, отмена отказных постановлений («качели») и направление на дополнительную проверку без указаний о выполнении конкретных проверочных мероприятий.

Спустя примерно год обиваний порогов удалось возбудить уголовные дела по заявлениям Кабайкина, Евдокимова, Семенова. По ним в отношении Я. ведется следствие.

Проверка заявления Смирнова о совершении Я-вым преступления ведется третий год вместо 3 суток. Как следует из очередной отписки руководства ГСУ при ГУ МВД по Новосибирской области, в действиях  должностных лиц следственных органов нарушений требований уголовно-процессуального законодательства не установлено (!!!); даны рекомендации (вместо указаний!!!) о выполнении необходимых процессуальных действий.

При такой безобразно поставленной работе и рекомендации являются уже большим шагом вперед.

Отказной материал снова направлен в ОП «Кировский» для проведения очередной дополнительной проверки.

Но там опять загвоздка: оказывается, проверка проводилась отделом полиции не той территории, преступление-то было совершено в Октябрьском районе. Будут отправлять в ОП «Октябрьский». Сколько еще пройдет времени, чтобы отделы полиции при помощи городского руководства определились с территориальностью!!!

К тому же и оснований для изменения территории нет: следователи не разобрались с местом совершения преступления. Причина: не отличают стадию приготовления к совершению (а это Октябрьский район) от стадии совершения преступления (а это Кировский район).

Заметим, что это азы уголовного права.

Знаем, что сотрудники ОВД испытывают колоссальную нагрузку из-за жалоб граждан. Но иногда кажется, что правоохранительные органы тратят много усилий не только на борьбу с преступностью, но и на, чтобы отбиться от потерпевших. Работа «на корзину» тоже требует времени: нужно собрать доказательства неправоты потерпевших, да и вообще на составление отказных постановлений. Но это проще, чем собрать объективные доказательства, и ответственности почти нет. Система поддержит, ведь статистика от этого только улучшается.

 

А теперь сможем ответить на вопрос: в каком регионе лучше соблюдаются права потерпевших, там где зарегистрировано преступлений меньше или больше?...

НАШИ УСЛУГИ





ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

Ваше имя *
Телефон *
Email *
Текст сообщения
Введите проверочный код 8415


* - поля для обязательного заполнения


КАК НАС НАЙТИ


Яндекс.Метрика
vk.com/sibzakon